castrum azagarium

Шевченковский район

Лукьяновка, Кудрявец, Татарка, Сырец, Волейков, Шулявка, Нивки, Солдатская слободка



Карта Шевченковского района 1:10 000История района начинает­ся позже 1734 года, в котором новосозданной Киевской полицейской конторе были подчине­ны Старокиевская и Печерская части города, а Киевоподол еще оставался со своим «магдебургским постановлением». Территория ны­нешнего района и входила в состав тех двух первых киевских полицейских участков. В то время работа полиции в чем-то соответствовала деятельности современных ра­йисполкомов. Полиция осуществляла «надзор за внешним порядком в общежитии» и была неправой. Люди в ней «исправляли» (занима­ли) утвержденные должности-чины и вершили мирские дела на подведомственной террито­рии «по правде», утвержденной вышестоящи­ми инстанциями. Постепенно полицейских участков в Киеве стало восемь, но Старокиев­ский и Печерский по-прежнему входили в их число. Под названием «район» (то есть «тер­риториально-административная единица» со своим маленьким и подчиненным, но отдель­ным органом законодательно- исполнительной власти, например, Советом народных депута­тов). Старокиевский был впервые образован в марте 1917 года большевиками. Постановление Киевского комитета РСДРП (б) определяло эту территорию как Городской партийный район (один из шести киевских партрайонов), объединявший по руководством Городского районного комитета РСДРП (б) большевистские организации предприятий, ко­торые находились в центре города и на приле­гающих к центру улицах. Одновременно эта же территория входила в состав Старокиев­ской и Печерской районных дум (двух из вось­ми), а с установлением гетьманского правле­ния в состав Старокиевского, Владимирского и Печерского (трех из семнадцати) районов, подчиненных Киевскому градоначальству. В 1920 году Старокиевский был из­вестен как Центральный район. В 1921 слился с Печерским. Это образование фигурировало под двумя одновременными названиями — Пе­черский и Центральный — вплоть до смерти Ленина, приключившейся 21 января 1924 года. С этого времени район стал безальтернативно называться Ленинским. В конце 20-х годов из него выделился Центральный, а Печерская часть по-прежнему называлась Ленинским. В 1932 при новом административно-территори­альном делении Киева районы были вновь объединены в Ленинский район, а в 1936 вновь окончательно разделены на Кировский (ныне Печерский) и Ленинский районы. При фашистской оккупации Ленинский район назы­вался Центральным, а после освобождения и до 1992 года вновь носил псевдоним Владими­ра Ульянова. В 1992 стал Старокиевским. Хо­тя, по большому счету, особенно старокиев­ским не является, представляя из себя в стари­ну лишь густо поросшие лесом и пересеченные ярами окрестности Старого (Верхнего) города. 

ТЕАТРАЛЬНАЯ располагается в районе Национальной оперы Украины. Название мес­тности происходит не только от нынешнего оперного театра, построенного в 1899-1901 го­дах в стиле французского ренессанса и рас­считанного на 1628 зрительских мест. Да, на­зывался он тогда Киевской городской оперой, но до нее на этом месте стоял каменный Го­родской театр (второй) на 849 мест. В пух и прах он сгорел в 1896, а построен был в 1850-1856 годах вместо Городского театра (перво­го). Первый городской театр был деревянным, и стоял он не тут, а на месте нынешнего Укра­инского Дома еще в 1806-1851 годах и снесен был за ветхостью и аварийностью. Святое мес­то пустым не бывает. Так и с театром. Время шло и к началу 80-х годов XX века здание тогдашнего Театра оперы и балета им. Т. Г. Шевченко в свою очередь изрядно обносилось и не отвечало современным требованиям. Од­нако сгореть ему не дали и решили капитально реставрировать. Что с успехом и совершили. Помимо этого заделали проход между Теат­ральной площадью и улицей Лысенко и в нази­дание потомкам разместили на балконе над центральным входом в театр большой черный бюст Тараса Григорьевича — «тяжеленную ду­му думать».

УНИВЕРСИТЕТ располагается в окрестнос­тях «красного» корпуса Киевского университета. Главный корпус сооружался в 1837-42 годах в основательном и монументальном стиле рус­ского классицизма. Стиль оправдывает себя и поныне, здание старомодно, но по-прежнему огромно, просторно и стоит как и стояло. Сте­ны окрашены в красный цвет, чугунные базы и капители колонн — черные, что соответствует цветам ордена святого Владимира, которым от­мечались особые заслуги в «просвещении хрис­тиан и укреплении веры православной». Может быть и поэтому евреев и «прочих нехристей» принимали туда традиционно всегда с крайней неохотой. Девиз же ордена св. Владимира «Польза, честь и слава» был девизом и универ­ситета. Впрочем, сам университет киевский есть несколькими годами древнее, чем главное зда­ние, в котором он затем разместился. Универ­ситет был основан в 1834 году в составе одно­го единственного философского факультета, на котором были аж целых два, но по-нынешнему совсем «не философских» отделения — историко-филологическое и физико-математиче­ское. Что ж, мельчаем мы со временем. В ста­рину под философией разумели не «отвлечен­ные рассуждения» и даже не «методологиче­ские принципы, лежащие в основе любой на­уки», а гораздо более простую и, одновремен­но, более глубокую вещь — «любомудрие, то есть науку о достижении человеком мудрости, о познании истины и добра». Считалось, что «сие» одинаково бывает справедливым для всякого ищущего человека, будь он гуманитар­ной или точной ориентации. В 1835 году был открыт второй факультет — юридический, а в 1841 и третий — медицинский. Рядом располо­жившийся ботанический сад был заложен на прилегающем пустыре, в глубоких оврагах и на холмах как университетское научно-исследова­тельское учреждение, в 1839 году. В 1846-49 годах сооружен оранжерейный комплекс, в ко­тором со временем сумели вырастить старей­шие на территории последующего Советского Союза экземпляры пальм. Они с миром пере­жили и людей, их выращивавших, и многие го­родские потрясения. В 1977 году для этих пальм построили самый высокий на то время в мире 30-метровый климатрон, который удивля­ет своими смелыми архитектурными формами непосвященных зевак и поныне. И ботанический сад, и подобная по рельефу территория, щедро насыщенная густо поросшими оврагами-ярами и холмами и простирающаяся вплоть до Ярославова Вала называли еще «киевской Швейцарией». Схожесть рельефов налицо. Это не могли не оценить студенты университета, которые нередко снимали тут комнаты и «углы» в маленьких домишках, окруженных садами. К университетскому комплексу относится и парк напротив главного входа. Заложен он был в 60-е годы XIX века тоже на пустыре и назван был Университетским. После установки в 1896 году памятника Николаю I, подписавшему указ об утверждении киевского университета как главного оплота «руссификации неньки-Украины», парк стали называть Николаевским. А с установкой на прежнем пустом постаменте в 1939 памятника Шевченко, работавшего в 1845-47 годах в Археографической комиссии университета, а после смерти ставшего опорой национального Возрождения Украины, парк стали называть Шевченковским.

 
ЭСПЛАНАДА
располагается  в районе улицы Эспланадной. Эспланадой называли раньше незастроенное пространство между крепостью (в данном слу­чае Новой Печерской или Николаевской) и ближайшими городскими постройками, суще­ствовавшее в интересах крепостной обороны. Отсюда и название улицы, примыкавшей к от­селенной во второй четверти XIX века террито­рии. Часть местности относится к Печерскому району, в будущем рассказе о котором мы расскажем и о крепости.

ПЕРЕВЕСИЩЕ (Крещатая (Хрещатая) до­лина, Крещатый Яр, Крещатик, Хрещатик, Пес­ки) располагается  вдоль нынешней улицы Крещатик, а также ули­цы Большой Васильковской. О происхождении названия местности существует несколько вер­сий. Нередко его объясняют «перевесами» — сетьми, которые развешивались поперек, до­пустим оврага для ловли мелких зверей и птиц. Это был один из видов княжеской охоты. Но, однако, и сама местность располагается огром­ным перевесом — «перевесищем», являясь сразу и долиной (к ней спускаются холмы), и холмом (его спуски — Владимирский и с пло­щади Льва Толстого). Долину по тому же поводу также называли Хрещатой или Крещатиком, ведь она представляла собой перекрес­ток-распутье, в ней пересекались иходились и «перевешивались» и ее «перекрещивали» мно­гие овраги ручьи и дороги. Протекавший по ней ручей (а в древности речка) Крещатик нанес и намыл по своим берегам за свою большую ис­торию достаточно много песка — отсюда еще одно название местности — Пески. Окрестные холмы-горы, прозываемые Крещатыми потому, что они сходились в этой долине, изобиловали ручьями и полноводно снабжали Крещатик во­дой. И для него это не было много, поскольку из Козьего болота он сразу протекал в две противоположные стороны — к Днепру и к Лыбеди, из нее в конце-концов попадая в Днепр. Так что Перевесище имело довольно длинную протяженность. Крещатую долину называли также Крещатым Яром, поскольку она пред­ставляла собой глубокий овраг, «усугубля­емый» особенно во время дождей и весеннего таяния снегов «ярящимися» (бурными, обиль­ными и сильными) водами. Как Перевесище местность впервые упоминается в летописании о 945 годе. До XVIII века земля была совер­шенно незаселенной, но потом тут со все боль­шей охотой стали обосновываться винокуры, пивовары, шинкари-кабатчики. Застройка вна­чале была бедной и деревянной. Но в XIX веке рядом с шинками стали возникать торговые за­ведения, а потом банки, конторы, гостиницы, биржи. Таким образом, прежняя винокуренная слобода становилась блестящей европейской улицей. Пожалуй, у Козьего болота все же была благодать — бывшая топь и грязь при­носила деньги, барыш и богатство. А формально основательное развитие Крещатика как улицы началось в 30-40 годы XIX столетия, когда в связи со строительством новой крепо­сти людей с Печерска стали отселять, и центр города, формировавшийся на Печерске в районе современной улицы, стал переноситься в окрестности Крещатой долины. В 70-80-е годы XIX века на Крещатике уже преимущественно возводились трехэтажные ка­менные дома. Продвижению дела способство­вало и то, что в этой местности селились зажи­точные евреи, образовывая тут свою весьма де­ятельную колонию. Не зря тут же, пусть и не­много на окраине возникает в 1897 году новая и фундаментальная синагога. В 1891 году на Крещатике был проложен первый маршрут кон­ного трамвая (конки), а на следующий год пер­вый в России электрический трамвай связал Крещатик с Киевоподолом, уничтожая рассто­яние между древнейшим торговым центром Ки­ева и новым «бизнес-центром». Нынешний вид улица приобрела после войны, когда Крещатик расширили вдвое (до 100 метров), застроили в духе «украинизированного, цветущего» социалистического реализма многоэтажными административными и элитарными жилыми зда­ниями, которые облицовывали светло-желтой керамикой, красным и серым гранитом. Тогда же бульвар обсадили каштановыми деревьями, получившими столь большое распространение в городе именно в послевоенное двадцатилетие. И Крещатик из некогда дикой местности превратился в олицетворение Киева, подобно «Ки­евскому торту». Часть местности относится к Печерскому району.


ВЕРХНИЙ ГОРОД располагает­ся  в районе улиц Десятинной, Большой Жито­мирской, Ярославов Вал и Львовской площади. Название местности свидетельствует не только о том, что она находится выше, чем Нижний город (или Подол), но и том, что тут из­древле собирались «сливки» обще­ства как светского, так и духовного званий. Вначале — на рубеже У-У1 веков — здесь возникает городище Кия с языческими храмами, А в Х веке обжитая часть местности про­должает разрастаться. На месте «го­рода Кия» возникает «город Влади­мира» (в районе Десятинной и Ан­дреевской церквей), а рядышком вы­растают «город Ярослава» (в районе Софиевского монастыря и Золотых Ворот) и «город Изяслава-Святополка» (в районе Михайловского монас­тыря). В общем, в Верхнем городе находились дворы великого князя, его сподручников и митрополита, ка­менные соборы и дворцы, дворы бо­гатых феодалов, обширный комплекс монастырей и жилища людей, обслу­живавших потребности Верхнего го­рода, а также жертвенники-капища древнекиевских богов. «Город Вла­димира» служил также детинцем, то есть внутренним укреплением горо­да, защитником и убежищем для ки­евлян.

Району  достались останки Золотых ворот с возведенной над ними к 1500-летию Киева «гробницей»-саркофагом. Впрочем, и она уже понемногу обваливается и разрушается. Так что есть некоторый повод ожидать, что священные останки переживут свой саркофаг. Что же касается самих Золотых ворот, то в древности они служили главными, самыми неприступными (ни разу через них Киев не был взят) и самыми торжественными воротами Старого города. Над воротами возвышалась церковь Благовещения. Может быть, она была столь священной и святой, что, взяв город, Батый разрушил валы и стены вокруг, но не особенно трудился над разрушением самих ворот. Со временем их понемногу разбирали на стройматериалы сами киевляне. Руины привлекали путешественников до 1750 года, пока не были засыпаны землей. А над ними воздвигли новые Золотые ворота, впрочем, впоследствии удачно разобранные для «употребления материала с большею пользою в другом месте». Через 22 года остатки старых ворот раскопали и скрепили железными перекладинами. Затем развалины неоднократно упорядочивали, пока не соорудили над ними к 1983 году музей. Своими внешними формами он восстанавливает Золотые ворота в их предполагаемом первоначальном виде. Что же касается всего остального, то на территории Верхнего города хорошо сохранилась застройка XVIII, XIX и начала XX веков. Этому во многом способствовала и способствует бережная реконструкция жилого фонда. Правда, случается и так, подчас, что в ходе ее надолго оставляют одни лишь фасадные стены домов. Причины тому бывают разные, но эффект один — вовсе не радует глаз обозрение, например, «законсервированной развалины» по улице Владимирской, 47.


Тут же находился и Бабин Торжок — главная городская пло­щадь, получившая такое название от­нюдь не потому, что тут продавали матрешки, армейские ушанки и про­чие аляповатые поделки народного творчества. Конечно, и а древности на этом Торжке (от Десятинной церк­ви в сторону Большой Житомирской в районе Владимирской улицы) тор­говали. Другое дело — чем. О6 этом можно только предполагать. Однако, «бабами» называли раньше еще и скульптурные изваяния. Считается, что во времена Владимира собирали для магических целей на централь­ной площади статуи как доморощен­ные из камня и дерева, так и брон­зовые, медные из ограбленных гре­ческих колоний. Но всему был свой черед. В XIII веке (1240 год) войска Батыя основательно разрушили Верхний город. Разрушая его, они пытались гарантировать дальнейшую беззащитность и покладистость киев­лян. В некоторой степени восстано­вить оборонительные сооружения стратегически удачно расположенно­го Верхнего города удалось лишь после воссоединения Украины с Рос­сией в 1654 году. На старых валах выросли новые стены, за которыми расположился охранный гарнизон русских войск. Остатки оборонитель­ных сооружений были снесены в се­редине XIX века в связи с переплани­ровкой Верхнего города.


КОЗЬЕ (Козинье) БОЛОТО (Козинка, Торг, Крещатая площадь) располагается в районе нынешнего Майдана Незалежности. Местность эта раньше была заболоченной, сюда сходились с окрестных холмов ручьи и образовывали топь, покрытую чащей. Увереннее всего тут себя чувствовали дикие козы, за которыми хищники и человек здесь редко могли угнаться. Однако, «козиной» называли еще сумку для денег. В местность стекались не только ручьи, но и богатства. И через нее же богатства могли «вытекать» из Киева. В частности, хотя бы потому, что сюда, несмотря на непросыхающую грязь, сходились дороги, в том числе и из «краев печенежских». То киевляне возвращались сюда с военной добычей, а то сами отсюда становились поживой для других. Отсюда же принимали они не без выгоды для себя дорогих путников — сухопутных «гостей»-купцов. Как это удавалось делать в болоте? Дело в том, что рельеф местности был хитрым. Болото-болотом, но в нем находился и твердый выступ, на котором и возникли у подножия Старокиевской горы восточные ворота Киева — Лядские. А от них через пару сотен метров топи вела к соседнему холму неширокая дорога-настил из бревен. Так что ко всему прочему местность была и естественным оборонительным сооружением. Со всеми вышеизложенными замечаниями было связано и наименование ворот города. «Лядские» не только потому, что ворота представляли из себя «ляду» — опускающиеся «двери-люк». И далеко не потому, что невдалеке от ворот могло находиться поселение поляков — «ляхов». Конечно, эти нюансы тоже надо учитывать. Но все куда проще. «Ляда» — это попросту болото, заросшее лесом, своеобразная, «невольно бесполезная пустошь». Отсюда же и значение слова «ляд», которым обозначали все негодное, недоброе, дрянное, хилое и распутное. Впрочем, это же самое слово с дополнительными буквами известно и ныне, да только в куда более скудном одном бранном значении. И немудрено. Ворота эти в Киеве были наименее почетными, «клоакой для нечистот». В живом организме древнего города из него этим путем удалялась грязь. В этой же местности болото переходило в озеро. Из него же вытекал ручей Крещатик и впадал в реку Лыбедь как правый приток. При всем при этом, Лядские ворота вместе с опоясывающими город оборонительными валами представляли собой мощное фортификационное сооружение. Но их пророческое название в конце-концов себя оправдало — однажды ворота «опаскудили» и «предали» город. Правда, хан Батый для их преодоления в декабре 1240 года воспользовался и морозами, облегчившими доступ к стенам, и огромными воинскими силами, и высокоэффективными военными технологиями — в частности бесперебойно долбил деревянные укрепления и ворота из камнеметов- «пороков» двухсоткилограммовыми и более снарядами. В 70-е годы XVII века Козье болото окончательно осушили. Тут проложили новый защитный вал, а на месте (а может быть и невдалеке от) Лядских ворот построили каменные Печерские ворота. Сооружение было развернуто фронтом на восток в сторону Крещатика. Как и раньше, в воротах размещалась стража, тут же оформлялись въездные документы и грузы. Через ворота пролегала Ивановская дорога на Печерск, теперь известная под названием улицы Институтской. Поблизости от ворот соорудили также плотину, подпирающую пруд, где стояла водяная мельница. В конце XVIII века вокруг Козьего болота располагались винокурни и усадьбы Гуральной (Винокуренной) слободы. В 1833 году по генеральному плану начались перепланировка и застройка Козьего болота. В 40-е годы XIX века с Софиевской площади перенесли на Козье болото рынок. Так продолжило раскрывать себя во времени и пространстве коммерческое значение слова «козиный». И вот немного погодя эту часть города стали называть Торгом, Толкучим или Крещатым базаром. С 60-х годов XIX века Козье болото называют уже куда более уважительно — Крещатой площадью. На ней в 1874-76 годах было достойно сооружено здание городской думы с изображением Архистратига Михаила (на месте нынешнего столба с темным ангелом напротив главного входа Главпочтамта. Сама же дума представляла собой выборный районный рядительный орган городского самоуправления. Вначале она носила сословно-представительный характер, а затем избиралась на основании имущественного ценза. Вместе со своим исполнительным органом — городской управой дума и ведала городским хозяйством. Современная застройка Козьего болота производилась с середины XX века. Сооружения Х1Х-начала XX веков были разрушены как во время второй мировой войны, так и во время широкомасштабной реконструкции площади в 1970-е годы. И все же старая застройка сохранилась частично на прилегающих к Майдану Незалежности улицах и переулках. Такова была плата за «европейский» лоск и престиж. С конца XIX века болото постепенно становится «все более Центральной» площадью города, пока не стала «самой» центральной. Красноречиво, что и ныне тут проводятся массовые праздники, гуляния, а в советское время проходили и показательные демонстрации перед правительственной трибуной. И неудивительно, — козлы и козы всегда славились «нескучным» нравом и веселым, игривым характером.

КУДРЯВЕЦ (Кудрявская гора) располагается между Копыревым концом и улицами Глубочицкой и Артема, а также Воровского и Дмит­ровской. До 40-х годов XIX века Кудрявец являлся пригородом, «куд­рявившимся» от большого количества деревьев и кустарников. И ныне тут протекает ручей Кудрявец, прав­да, в железобетонном коллекторе. На Кудрявце были проложены улицы Кудрявская, Бульварно-Кудрявская (ныне Воровского), Кудрявские пере­улок (не сохранился) и спуск.

ВЫШНИЙ (Высший) КУДРЯВЕЦ располагается на Кудрявце в районе Кудрявской улицы и спуска. В XVIII-начале XIX веков тут располагалась одноименная слободка, принадлежавшая Михайловскому Златоверхому и Софиевскому монастырям. В 1718 году здесь на месте церкви конца Х1-на-чала XII веков была построена деревянная Вознесенская церковь с деревянной колокольней и школой. Просуществовали до 1863 года. Затем на этом же месте построили семинарию, в здании которой располагается теперь Художественный институт.

 

 
СОЛДАТСКАЯ СЛОБОДКА рас­полагается на Кудрявце в районе улиц Павловской, Полтавской, Дмит­ровской, Тургеневской, Гоголевской. В первой половине XIX века здесь возникла одноименная слободка от­ставных солдат.
 

ТАТАРКА располагается вдоль улиц Лукьяновской, Старой Поляны, Татарской, Шмидта, Нагорной и Макаровской. Название происходит от нижегородских татар (преимуще­ственно занимавшихся в Киеве живо­дернями, мыловарнями и торговлей), которые вначале селились поблизо­сти улицы Татарской (названа так в 60-е годы XIX века), а затем устро­ились на Подоле возле Житнего рынка. Застроена во второй полови­не XIX века. В 60-70-е годы XX поч­ти всю старую застройку, которая в основном слагалась из одноэтажных домов, снесли.

ЕВБАЗ располагается в районе нынешней площади Победы и вплоть до улицы Косиора. Площадь известна с XIX века и вначале была занята многочисленными небольшими постройками, торговыми лавками и складами. Место было хотя и злачным, но очень бойким. Здесь продавалось все, что для тела и души было угодно, легально и нелегально. А главное — тут тебе как человеку и покупателю не ставили и грош в цену, если ты не умел отчаянно торговаться и сбивать начальную цену, как «кандминимум», вдвое-втрое. В 1860 году на площа­ди был открыт рынок носильных вещей. Со временем он неофици­ально, но навеки получил название Еврейского базара (Евбаз) в ознаменование вклада нации, без торгово-предпринимательской и жизнерадостной непосредственности которой рынок так бы никогда и не стал Евбазом. Ведь понятие «носильной вещи» очень даже ёмкое. Говорят без шуток, что в 40-е годы нашего столетия тут продавались даже пушки и танки. «Из-под полы», конечно. Другой вопрос, кому такой залежалый товар был нужен? Потому и дешево. В 1869 году площадь и рынок официально назвали Галицкими, отсюда начиналась дорога на большой и всегда «дикий» для «россиян» Запад через земли Галиции. Однако, название фигурировало в основном на бумагах. В 1952 году власти основательно закатали рукава и взялись за «злодейский клоповник бандитских притонов». Место расчистили, назвали его площадью Победы в честь победы (официально — в войне, не­официально — над Евбазои) и при­нялись за «реконструкцию». Фактически это была застройка с нуля. И достаточно символичная. Ведь чем был «Еабаз»? Не просто «тор­жищем», «притоном», но еще — и «сплошным цирком». Чиновники этот феномен разрешили очень чинно. На место живого кипения людей пришли три сухих строения, причем весьма обширных по объему. В 1960 году — цирк на две тысячи с лишком посадочных мест. А в 1966 году — универмаг «Украина» на 367 с запасом торговых мест. Для завершения символиче­ской полноты архитектурного комплекса в 1970 году воздвигли еще и 17-этажное здание гостиницы «Лыбедь», рассчитанное на 500 элитарных мест для постояльцев из-за (как говорят просторечно) «бугра». Что же касается «духа» местности, «витающего» тут и поныне, — Церкви «Железной» или Иоанно-Златоустовской, то ее воздвигли в 1860-м, очертаниями напоминала деревянный русский храм, а сделана была из чугуна и железа на каменном фундаменте. Гореть ей не пришлось — в ней не было дерева, но в 1934 году ее-таки су­мели разобрать, соблазнившись качеством металлолома.


АФАНАСЬЕВСКИЙ (СВЯТО-СЛАВСКИЙ) ЯР
располагается между нынешними улицами Ивана Франко, Ярославов Вал, нижними частями улиц Богдана Хмельницкого и Олеся Гончара. Первое название, по-видимому, происходит от фамилии владельцев этой местно­сти Афанасьевых, а второе — от имени князя Святослава Игоревича. Долгое время местность использовали как свалку для бытовых отходов, которых было так много, что застройки поблизости производились с большой неохотой. Но город требовал свое, он разрастался — а «шикарное» место пустовало. В конце Х1Х-начале XX веков овраг с отходами мило засыпали и проложили Святославскую улицу (ныне Чапаева), а также продолжили Тимофеевскую улицу (ныне Юрия Ко­цюбинского). В подтверждение, что жить тут не только нужно, а и можно, на Тимофеевской возвели здание городской санитарной станции в духе киевской «кирпичной» архитектуры. Это в некоторой степени экзотическое строение в романских формах, с башнями и шпилями, под красными черепичными крышами так и прозвали — Евангелической больницей. Правда, еще из-за доступности для «широкого» населения, Позже здесь была больница для водников (работников речного транспорта) вместе с терапевтической клиникой. А в 1971 году в продолжение «водно-санитарной» темы рядом воздвигли НИИ урологии и нефрологии. И все же селиться в этой местности еще пару десятилетий после засыпки считалось не весьма почетным делом, пока в 1913 не отгрохали на Святославском пустыре (ныне ул. Гончара № 55) пятиэтажный величественный корпус Женского Киевского университета Святой княгини Ольги (до этого размещался неподалеку, в частности, в теперешнем здании «Украинской энциклопедии» по ул. Хмельницкого № 51). В 30-е годы городские власти взялись за территорию Яра по-хозяйски с новым усердием. На извечных ярах и свалках устроили Павловский сквер — а напротив свили гнездышко «первые ласточки социалистического градостроительства» — четыре корпуса рабочих кооперативов, конструктивистски смело поставленные под углом к улице, с открытыми и светлыми дворами, чистыми и озелененными. Зато в окрестностях местности после «изведения» оврага всевозможные предприниматели с удовольствием развернули капитальные строительства. Иногда возникали небольшие одноэтажные зданьица, как на улице Несторовской (ныне Ивана Франко), а нередко и более многоэтажные осно­вательные постройки, как на улице Маловладимирской (ныне Гончара). Время брало свое — и местность все более благоустраивалась и ар-хитектурно расцветала. В 1949-1958 годах строили, строили и наконец на славном еще в прошлом веке богатыми привозами сушеной травы Сенном рынке построили невдалеке от бывшей слободы киевских банкиров-«упырей»-ростовщиков Центральный крытый рынок, ажурный, в два этажа и на 1200 торговых мест. Своеобразная компенсация за снесенный Евбаз.

ЯРОСЛАВОВ ВАЛ располагается в районе улиц Лысенко и Ярославов Вал, некогда званной Подвальной. И не потому, что на последней было много подвалов. С XI века тут проходило высокое и длинное земляное оборонительное сооружение, и когда в 40-50 годы XIX столетия остатки вала снесли, новообразованная улица пошла вроде как «под валом», вдоль его основания. В 1869 году улицу назвали Ярославов Вал — и очень кстати. Известно, что Ярослав Мудрый был большим покровителем мудрости, искусства и не скованного догмами и предрассудками на родного творчества. Таковой стала и улица «возвышенных скоморошьих гениев, славящих солнце». И вовсе не потому, что тут со временем разместился Театральный институт. Просто улица сама по себе была таковой. Мавритански стилизированная кенаса (ныне Дом актера), авиамастерские Игоря Сикорского (1889-1972) (дом № 15, где в 1911 году этот сын профессора-психиатра сумел построить свой первый вертолет, концепции которого впоследствии не нашли должного признания на родине, но столь щедро обогатили воздушные силы США), Украинская государственная Академия искусств (которой индивидуальные мастерские для лиц не моложе 14 лет размещались с 1919 по 1924 год там же, где сегодня Театральный институт) и многое другое. Почти каждый дом на Ярославовом Валу связан с деятелями вдохновенного творчества и искусства.

ЗАВОД «БОЛЬШЕВИК» располагается между проспектом Победы и улицами Индустриальная, Выборгская. «Большевистское» название происходит с 1922 года. А до этого?.. В 1882 году на территории нынешнего завода швейцарец Гретер создал чугунолитейную мастерскую по изготовлению кроватей. Дело было вовсе неубыточным, можно было расширять сферу деятельности. В 1888 году небольшое предприятие под названием «Киевский чугунолитейный и механический завод» было переименовано в «Киевский машиностроительный завод Гретера, Криванека и К°». Выпускал он чугунную арматуру, кровати, болты, скобы. В 1890 возникшее акционерное товарищество «Гретер и Криванек» взялось уже за произвол. С 1895 года и сами рабочие стали потихоньку расширять свою сферу деятельности, начитавшись в самодеятельном кружке трудов Карла Маркса и анализируя «несправедливый уклад общественной жизни». В дальнейшем, рабочим все больше нравилось держать оружие а руках и их роль в проведении политических забастовок, «заворушек» и революций возрастала. Пока советская власть, за которую боролись рабочие завода, не слилась с «чрезвычайкой», в комитете которой выходцы из рабочих принимали чрезвычайно деятельное участие... Кульминацией политической активности заводчаи послужил 1970 год — и завод наградили Ленинской юбилейной грамотой в честь 100-летия со дня рождения Владимира Ленина (Ульянова). Правда, к тому времени завод уже был ленинским орденоносцем с 1966 года, а с 1967 — памятным флагоносцем ЦК КПСС. Что же касается производства, то в 1926-41 годах на заводе был освоен выпуск оборудования для химической и резиноперерабатывающей промышленности. На его базе во время эвакуации появился «Уралхиммаш». В том же славном 1970 году завод был переименован в производственное объединение полимерного машиностроения и производил каландры, резиносмесители, вальцы, грануляторы, фарматоры-вулканизаторы, линии для производства кабелей, труб, линолеума, пленок, товары широкого народного и засекреченного военного потребления. Но «люди везде люди», и нынешние экономические застойные явления не обошли, к сожалению, и благосостояние рабочих. Однако, сегодня бунтовать некому. Молодежь «ушла в коммерцию», а старшее поколение «терпело и не такое». Прежнее ощущение «безнадежной сытости» сменилось ощущением «безнадежно свободного полета».

ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ располагается между проспектом Победы, улицами Янгеля, Борщаговской и Политехническим переулком. Название происходит от Политехнического института, основанного в 1898 году. Правда, вначале он располагался в помещении Киевского коммерческого училища (бывшая книжно-журнальная фабрика по улице Воровского, 24). 15 августа 1898 года в здании этого училища открылся первый курс, а уже 30 августа прошла торжественная (с помпой и освящением) закладка нынешних собственных помещений. Тогдашняя территория застройки составляла 36 десятин земли, равных привычным теперь 39 гектарам. В 1901 году шесть корпусов в романском стиле открылись для студентов. Главный корпус примечателен 260-ю метрами длины по фасаду. Вначале ВУЗ состоял из четырех отделений: инженерное, механическое, химическое и агрономическое. В 1903 году произошел первый выпуск. Тогда же заложили институтский парк. В дальнейшем факультеты и отделения института превращались в самостоятельные ВУЗы и покидали Политех: киевские институты инженерно-строительный (1930), технологический легкой промышленности (1930), инженеров гражданской авиации (1933), сельскохозяйственный (1922), который в 1954 стал академией... В 1933-44 годах КПИ существует как Индустриальный институт на базе объединения трех институтов: машиностроительного, химико-технологического и энергетического. В 1944 возобновил деятельность как Политехнический институт. В 1954 к нему присоединен институт силикатов. Ныне и сам пребольшущий бывший Императорский политехнический институт носит гордое название Национальный технический университет и, как и его историческая жилая местность, является большим, в том числе арендным, достоянием.

ШУЛЯВКА располагается между Лукьяновкой, Караваевыми Дачами, рекой Лыбедь и улицей Косиора вдоль проспекта Победы до улицы Перовской. Название происходит от древнеславянского словосочетания «шелвова борка» или слова «шелёвборок», что означает низкорослый лесок с большим количеством полян. По другой версии название местности производит от слова «шуло», означавшим столб для забора. В самом деле, огороженное густым частоколом «шелвове сельцо под борком», упоминаемое в Ипатьевской летописи в рассказе о событиях 7668 года от сотворения мира (1160 год и. э.), служило укрепленным фортпостом для защиты от незванных гостей западных рубежей Киева. Впрочем, еще в X веке здесь наблюдается поселение людей. По гипотезе, эта сторона была столь важной во «вспоможении» жизнедеятельности города, что получила название от слова «шуя» (левый) или «шуйца» (левая рука). Левая рука не только держит оборону в драке, но ассистирует правой и во многих иных случаях. Согласно этому мнению, город рассматривается как проекция человеческого тела, а частности, с правой рукой (десницей) в районе реки Десна и головой в районе Вышгорода. Существует весьма любопытная точка зрения, что Шулявка была тем важна для Киева, что с ее направления поступал в город непрерывный приток рабочей мужской силы, нередко состоявшей из ремесленников высокой квалификации и мигрирующей с закрепощенных и суровых поместий севера и запада на более благодатные и свободные почвы юга и востока — и это, дескать, нашло отображение в названии, связанном с уже знакомым словом «шуло», однако теперь со значением «ятра, тестикулы». Как бы там ни было, но местность упоминается лишь начиная с XVIII века как село Шулявка, Шулявщина, Шульжанское подворье Софиевского монастыря, служащее для киевских митрополитов пригородной дачей в роще на берегу пруда и реки. Позже мы увидим, что эту местность облюбовали для дач не только монашествующие священнослужители. В 1847 году земли отобрали у церкви в пользу государства, и в 1847-1857 годах в Шулявском Гае (со временем Кадетский Гай) строили Кадетский корпус. Строить здесь нравилось, и в конце XIX века в районе Шулявки вдоль Брест-Литовского (ныне Победы) проспекта стали воздвигать строения завода Гретера и Криванека, а потом и Императорского политехнического института. Таким образом, с середины XIX ве¬ка до 1912 года Шулявка по частям входит в состав Киева. В этот же период тут формируются рабочие поселения, постепенно образовавшие крупнейший рабочий район города. Что имело свои далеко идущие последствия. В феврале 1897 года на Шулявке произошла первая массовая забастовка рабочих. Это было начало. 12 ноября 1905 года на Шулявке создан первый в Киеве Совет рабочих депутатов и месяц спустя вспыхнула кумачом «Шулявская республика». Ее существование было коротким, но ярким. После того, как 1 декабря не привелось соединить рабочих с восьмистами восставших саперов под командованием подпоручика Жадановского, рассеянных в результате кровопролитного боя государственными войсками на Галицкой (Победы) площади, члены Совета провозгласили Киевский Совет рабочих депутатов (расположившийся в помещении Политехнического института) единственным органом власти. Рабочие изгнали официальных чиновников и полицию, а 25 декабря поднялись на забастовку в знак солидарности с восставшим московским пролетариатом. Выступление было недостаточно хорошо организовано и в условиях жесткого военного положения в городе царские войска 29-30 декабря 1905 года без затруднений разгромили Шулявскую республику, разоружив ночью боевые рабочие дружины и арестовав членов Совета. Однако, урок пошел впрок. Спустя десятилетие рабочие Шулявки принимали активное уч астие в борьбе за победу революции и установление советской власти, что потихоньку завершилось приходом к власти в Советах коммунистического «большинства». В благодарность Шулявку не забывали и в 20-30-е годы в честь Великой революции район называли Жовтневкой. Вольнолюбивые и бунтарские настроения наконец-то получили эпохальное признание. Но не завершение. Еще задолго до революции в районе Шулявки находили надежное пристанище гайдамаки, беглые крестьяне и разбойники. Покончить со старинными традициями было очень нелегко. Хотя и старались разрушать память. В 60-70-е годы почти вся старая застройка на Шулявке была снесена. Между проспектом Победы и реконструированной улицей Борщаговской возвели жилой массив. На Шулявке проложили новую улицу — Шулявскую. Символично, что прежде «Шулявской» называлась нынешняя улица Льва Толстого. «Шулявчане» и «Лёвушка» — «трезвенники мысли», «повергатели догм», сильные, крепкие духом, самоотверженные и независимые «бунтовщики». Для жителей Шулявки «советские проблемы» были частью жизни.

ДЕХТЯРИ (Дигтяри) располагаются на западе Нивок. Главные улицы — Магистральная, Черкасская. Возникли как хутор в XIX веке, его улицы получили наименования в 1912-13 годах. Название местности происходит, по-видимому, от фамилии потомственных купцов и городских общественных деятелей и благодеятелей Дехтяревых. В составе Киева — с 1923 года. Сохранилась немалая часть давней застройки.

НИВКИ располагаются между Петровской железной дорогой, урочищем Веселый Майдан, проспектом Победы и улицей Стеценко. Центральная магистраль — улица Щербакова. Включают местности Вовча Гора, Рубежовка, Дехтяри. Ласковое название происходит от нивы-кормилицы, состоявшей из обработанных полей, из пашен, посевов и пролегавшей по правую сторону от бывшего Брест-Литовского шоссе. Как хутор и дачная местность с загородным увеселительным учреждением «Эльдорадо» известны с 50-х годов прошлого столетия. Иногда местность упоминалась просто как «Нивка». Впрочем, с рекой Нивка на западных окраинах Киева связана лишь ассоциативно — через вспаханную и засеянную матушку-землю, с которой у людей родственные отношения повсюду. В 1923 включены в городскую черту. До середины столетия были застроены преимущественно лишь улицы Невская (прежде Нивская), Гончарова и Александровская. В 1948 году началось массовое индивидуальное строительство частного сектора. А с 1965 года зашумела индустриальная застройка 5-ти и 9-этажками. В местности появилось много школ, детских дошкольных заведений, предприятий бытового и культурного обслуживания. Старый дубовый лес, отделяющий местность от Сырца, служит местом массового отдыха и теперь.

ЛУКЬЯНОВКА располагается между улицами Дегтяревской, Багговутовской, Кмитов Яр и местностью Бабий Яр. Раньше под Лукьяновкой понимали местность вплоть до Львовской площади. Так что и Татарка, и Кудрявец — это как бы та же Лукьяновка. По одной из версий, название происходит от имени киевподольского цехмейстера, старосты цеха швецов Лукьяна Олександровича, который поселился здесь после 1845 года и которому принадлежали значительные земельные участки. И от его жены Анны, принявшей после смерти мужа постриг, земля перекочевала во владение женского Михайловского монастыря. По другой из версий, название происходит от жителей, известных своим лукавством, коварством, криводушием. Лукьяновка (равно и некоторые иные местности) была известна и в давние времена своими пройдохами, разбойниками, ворами, сводниками и прочими лихими людьми, чему благоприятствовал сам рельеф местности, пересеченной многими густо поросшими оврагами (ярами). Не зря именно здесь в 1863 году появился Лукьяновский тюремный замок. Выходившие на волю заключенные селились невдалеке и создавали свои колонии. Первое упоминание о поселении Лукьяновка относится к 1820 году, а в 1824 писалось, что в этом предместий находится хутор золотаря (то есть золотчика по дереву) С. Стрельбицкого. В 60-е годы XIX века местность активно обустраивается, прокладываются новые улицы. В 1892 тут был открыт первый в Киеве трамвайный парк. В 1893-96 годах на Большой Дорогожицкой На 15 (ныне Мельникова, дом не сохранился) действовала хитроумная социал-демократическая школа-мастерская. За три-четыре месяца ученики осваивали рабочие специальности токаря, слесаря, штудировали азы трудов Маркса-Энгельса, а затем устраивались на предприятия и вели пропаганду-агитацию. Они брали пример со своего вдохновителя Ювеналия Мельникова (1868-1900), выучившегося ради правого дела профессии электрика. Ныне привлекает внимание здание дома культуры Киевского трамвайно-троллейбусного управления — это ничто иное как бывший Лукьяновский народный дом, основанный в 1897 году Обществом трезвости и получивший эту двухэтажную каменную новостройку в 1902 году. В советское время на Лукьяновке тоже строили с удовольствием. Были воздвигнуты многочисленные предприятия, научно-исследовательские и проектно-конструкторские учреждения, учеб¬ные заведения. Искусство архитектуры требовало жертв. В 70-80-е годы большую часть застройки Х1Х-начала XX веков снесли. Немного раньше, в 1963 году, закрыли Лукьяновское кладбище, просуществовавшее около века. Центр Лукьяновки — Лукьяновская площадь. Правда, она почти что не заметна, так как на ней расположился Лукьяновский рынок. В последние годы площадь расширили за счет снесения ветхого жилого квартала. Старались как ради выхода станции метрополитена, так и ради транс¬национальной могущественной закусочной. Главная магистраль местности — улица Мельникова.

РЕПЬЯХОВ ЯР располагается между улицами Мельникова, Фрунзе и Врублевским спуском. Название происходит от некогда произраставших тут богатейших зарослей репейника. Заселяться и обживаться начал с конца XIX века. По дну оврага протекает одноименный ручей, являющийся притоком ручья Бабий Яр.

ВОЛЕЙКОВ (Волейка, Валейка) расположен между улицами Танковой, Новоукраинской, Украинской и железной дорогой. Как хутор возник на рубеже Х1Х-ХХ веков. Назван по фамилии собственника. В 1914 году получил статус поселка.

СЫРЕЦ расположен между Лукьяновкой, Бабьим Яром, Куреневкой, Волейковым, Петровской железной дорогой, улицами Дегтяревской, Елены Телиги, а также между улицами Сырецкой, Стеценко, Маршала Гречко. Название получил от речки, на которой когда-то стояло несколько водяных мельниц. Речка же названа была Сырцом, по-видимому, не только потому, что была влажной и сырой или придавала сырость местности, по которой протекала, но и, прежде всего, из-за качества воды (чистой, студеной) особенно в истоках. Особенно чвалили источник, вытекающий из ложбины близ железнодорожной платформы «Рубежовский». Впервые местность упоминается в летописи под 1381 годом как село, подаренное князем Владимиром Ольгердовичем доминиканскому монастырю. В первой половине XIX века урочище вошло а городскую черту. Тут размещались летние лагеря войск Киевского гарнизона, а в 1913-14 годах — Свя-ошинский (Сырецкий) аэродром, правда, учитывая, что тогда многих жилых массивов в современных масштабах не было (например хутор Нивки располагался лишь впритык к Брест-Литовскому шоссе), а Сырец и Святошин являлись ближайшими к аэродрому пригородами. Сырец считался сельскохозяйственным пригородом. Ныне это крупный жилой массив, застроенный в конце 50-х, в 60-е годы нашего времени. В 1973 году на Сырце соорудили республиканскую телевизионную станцию с 380-метровой телебашней. Основные магистрали местности — улицы Телиги и Щусева. Существуют также улицы Сырецкая и Сырецко-Садовая.

ВАСИЛЬЧИКИ
располагаются между улицами Танковой, Софьи Перовской, проспектом Победы и железной дорогой. Местность получила название по фамилии киевского генерал-губернатора князя Иллариона Васильчикова, которому в 1859 году указом Александра II здешние земли хуторов Хмелевщина и Сеньковщина были переданы в потомственное владение. Так возник хутор Васильчики. Впоследствии в юго-восточной части местности были созданы большие пруды с живописными крутыми склонами, а незастроенная городскими улицами часть местности наименовали Парком имени XXII съезда КПСС (ныне «Нивки»).

Читайте также:

Голосеевский район

Дарницкий район

Деснянский район

Днепровский район

Оболонский район

Печерский район

Подольский район

Святошинский район

Соломенский район

Шевченковский район

Окраины Киева


Виктор Коваленко, «Недвижимость Киева»

http://www.zagorodna.com/ru/regiony-ukrainy/kiev/shevchenkovskij-rajon-istoricheskie-mestnosti.html



Обновлен 02 авг 2013. Создан 23 июн 2013